miruviel
Автор: Skarletta
Бета: 1 глава - iddwex (грамматика), 2 глава - Лунатик из MoonyPrince (грамматика)
Фэндом: Kuroshitsuji, Kuroshitsuji: The Most Beautiful DEATH in The World
Персонажи: Уильям Т. Спирс/Грелль Сатклифф, Рональд Нокс, Эрик Слингби, Алан Хамфрис
Рейтинг: PG-13
Жанры: Детектив, ER (Established Relationship), Мистика, POV, Слэш (яой)
Предупреждения: ОЖП, ОМП, OOC
Статус: в процессе написания
Описание:
Небесная канцелярия – место, где работают те, кто решают судьбу человеческих душ – ангелы смерти, именующие себя жнецами. Загляните в этот мир глазами самого эксцентричного и обаятельного сотрудника организации "Несущие смерть", Грелля Сатклиффа. Во время отсутствия начальника Лондонского департамента жнецов Уильяма Т. Спирса, происходит взлом секретного архива библиотеки, хранящей воспоминания умерших людей. Кто замешан в этом? Сможет ли Грелль докопаться до истины?
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
На персонажей манги, аниме и мюзикла не претендую. Диего Эскобар, Лола Блу, Анжела Фокс и Бенджамин Бейн – мои. Образы Гвен Сатклифф, Натана Грея, Ричарда Лайта, Майкла Теру и Натали Блек были позаимствованы у участников любимой ролевой игры автора «Третий Лондонский отдел департамента жнецов».

1 глава:
Ну, здравствуйте, мои дорогие. В начале своего повествования мне хотелось бы представиться.

Я – Грелль Сатклифф, всеобщий кумир и объект для желания, а также старший диспетчер Лондонского департамента жнецов. Да, именно старший диспетчер. За последние сто лет я сумел достичь кое-каких успехов в карьере. Но большинство вещей остались неизменными. Хотя бы тот факт, что я все еще работаю под руководством моего милого Уилли.

У моей незаурядной персоны появилось желание поведать Вам одну недавнюю историю, всколыхнувшую наш департамент. Уже не вспомню, как началось то будничное утро, но вот день запомнился хорошо. Я как раз выполнял очередное нудное задание на Земле. На дворе стояла невыносимая жара, глаза уже начинали слезиться от яркого солнца и я, в который раз, проклял себя за то, что не воспользовался заранее кремом от солнца. Моя белая кожа слишком нежная, чтобы гореть под этими безжалостными лучами.

Поправив свои очки в алой оправе, я достал из кармана портативный компьютер, чтобы удостоверится, не ошибся ли с клиентом, и пробежал взглядом по строкам его нудной биографии: «Родился… Учился… Банковский служащий… Детей нет… Погибнет 30 июня 2011 года в результате автомобильной аварии». Не повезло, конечно, пареньку в жизни. И сделать-то ничего толкового не успел, а уже умирать пора.

В следующий момент я почувствовал, как нечто повисло на моем левом локте. Мне даже не нужно было смотреть, чтобы знать кто это. Только одно существо позволяло себе так на мне виснуть – моя новая стажерка Лола Блу. Белокурое и абсолютно безмозглое создание. Не представляю себе, как ей вообще удалось попасть в Академию.

— Сэр Сатклифф, а что мы здесь делаем? – промурлыкало в мой адрес блондинистое чудо, посасывая при этом чупа-чупс, и активно хлопая густо накрашенными ресницами.

Да, детка, вероятно, я бы поддался на твои провокации, будь у меня стандартная ориентация. Не удивлюсь если именно тот факт, что я обладаю иммунитетом к женским чарам и стал решающим фактором при выборе наставника для этой особы. Эх, крошка, пора бы тебе уже понимать, что такой эксцентричный, яркий, ухоженный и женственный парень как я не интересуется девушками.

— Мы на работе, Лола, если ты забыла, — ответил я ей, снова поправив очки. – И не называй меня «сэр Сатклифф». Чувствую себя дряхлым стариком. Обращайся ко мне по имени.

-Хорошо, Грелль! Как скажешь! – в ответ это юное создание звонко захихикало и еще сильнее ко мне прилипло. – Ну да какой же ты старик, Грелль? Ты молодой и такой клевый!

— Буду считать это комплиментом.

Неприметный парнишка в сером костюме выбежал из банка. Проводив его взглядом, я коснулся пальчиком с аккуратным ярко-алым маникюром сенсорного экрана, увеличивая фото, и сверил его с оригиналом. Сомнений не было, передо мной мгновение назад промчал наш с Лолой клиент. А сама Лола в этот момент продолжала льнуть ко мне всем телом и облизывать чупа-чупс так, словно ее жизнь от этого зависела.

Рычание мотора, визг тормозов, удар и суетливую улицу бизнес-центра Лондона заполонили перепуганные крики. Асфальт под колесами автомобиля окрасился алым.

— Лола, — обратился я к своей стажерке, — собери пленку.

— Ммм? – девушка одарила меня бессмысленным взглядом своих огромных глаз. — Мне собрать его воспоминания? А куда? Ааааа… В книгу?

Я лишь закрыл глаза и сделал глубокий вдох, кивнув в ответ, чтобы случайно не заехать этой блондинке по шее. Лола, с выражением лица, который она, похоже, считала умным, запихала карамельку за щеку, вытащила из-за пояса свою небольшую косу стажера и двинулась в сторону толпы зевак, что собрались поглазеть на труп. Было бы на что смотреть. Совершенно неживописно размазанные по мостовой мозги. Все-таки смерть – это искусство, которым я владею в совершенстве.

Как бы странно это не звучало, но справилась моя глупышка весьма неплохо. Практический навык и хладнокровие у нее присутствовали.

— Грелль! Ну, как, я справилась с заданием? – мисс Блу снова стояла рядом со мной и вертелась, отводя назад плечи в демонстрации своей груди. Тут уж я еле сдержался, чтобы не отвесить глупому ребенку подзатыльников и за руку не оттащить обратно в Академию набираться мозгов.

— Может быть, Лола.

Девушка весело засмеялась и захлопала в ладоши, радуясь похвале.

— Спасибо, Грелль!

— Не за что. Можешь быть на сегодня свободна. Я сам напишу отчет и отнесу пленку в библиотеку.

— Грелль, Вы и вправду самый клевый! Спасибо Вам!

Девочка попыталась дотянуться губами до моей щеки, но я увернулся, одновременно забирая из ее цепких пальчиков воспоминания бедняги кассира.

— Не стоит благодарности.

С этими словами я демонстративно развернулся на высоких каблуках и направился в диаметрально противоположную сторону. Пока я шел по улице, то успел поймать на себе с десяток восхищенных, изумленных и похотливых взглядов. Как же эти людишки уже меня утомили. Я, конечно, люблю внимание, но когда на тебя смотрят так, словно ты клоун или кусок мяса, то это начинает со временем раздражать. Поскорее хотелось вернуться на работу, в сильные и надежные объятия Уильяма.

***

Скрывшись от любопытных глаз прохожих, я телепортировался в мир жнецов, оказавшись у ступеней Лондонского департамента. Еще через несколько минут я уже шествовал светлыми коридорами по направлению к библиотеке. Стоило мне толкнуть массивные двери, как затхлый воздух ударил в лицо, а в носу защекотало от запаха пыли. Столетия менялись, но наша библиотека по-прежнему оставалась архаической махиной, полной пыльных книг, хранящих воспоминания многих поколений жителей Лондона.

Стук острых каблучков моих модных туфель эхом разносился по огромному помещению. Я мог просто бросить пленку несчастного парнишки – банкира на один из столов, загроможденных десятками других пленок. В прочем, именно это я и собирался сделать, но почему-то мне стало жаль того, кто должен весь рабочий день торчать тут и разбирать воспоминания давно умерших людей. Одну пленку ведь не трудно поставить на место. Собственно, направился я прямиком к стеллажам 2011 года. Стояло мне поднять руку, чтобы поставить книгу туда, где ей придется пылиться годами и целыми веками, как мое внимание привлек возмущенный крик заведующего библиотекой:

— Я не понял?! Ну и какой стажер не закрыл за собой дверь?! Им что тут сарай?! Это Библиотека жнецов! Придут, пленки пораскидают и уйдут. Да что б у них очки вечно съезжали!
Я выглянул из-за стеллажа и заметил его, стоящего с грозным видом и пялящегося на открытую нараспашку дверь. Затем он резко развернулся и направился прямиком в мою сторону.

— Барышня, думаете, я аромат Ваших духов не слышу?! Навоняли мне тут! В библиотеке должно пахнуть пылью и знаниями!

Я практически вжался в стеллаж с пленками, прижимая к груди книгу. Почему-то это место, как и его хозяин, навевали на меня страх. Заведующий библиотекой Лондонского департамента жнецов Натан Грей личность экстраординарная. Первое, что бросалось в глаза, это контраст юного, почти детского, лица и седых волос. Натан чрезвычайно остр на язык, несдержан и прямолинеен. Если ему что-то не нравится, он говорит это всегда в лицо и без стеснения во фразах. На первый взгляд, он мог показаться глупым, но вот как раз мозги у него на месте. Натан Грей один из самых старых и опытных жнецов в нашем департаменте, ведь ему уже больше тысячи лет. Он проработал на множестве должностей в различных отделах многих стран организации «Несущие смерть», пока не обрел работу себе по вкусу.

— Грелль! Это ты! А я уж думал… — взгляд жнеца остановился на книге в моих руках, кажется, я тогда вздрогнул и пискнул еле слышно под его взглядом. – Ты хотел поставить пленку на место? Какой же ты милый, Грелльчик! Это так трогательно с твоей стороны!

Уже через мгновение библиотекарь сжимал меня в объятиях, и казалось, вот-вот разревётся от нахлынувших на него чувств радости. Да, он очень странный!

Менее чем через минуту он от меня отлип и стал пристально смотреть, широко улыбаясь.

— Ах, как же я счастлив, а то в этой библиотеке так одиноко! – Натан театрально вздохнул и замахал руками, говоря на повышенных тонах. – Грелля, только ты не обращай внимания на стенания взбалмошного старикашки! Заходи в гости! Не бойся! Я тебя магии научу, чайком с печенюшками угощу, станешь разбираться в древних рукописях, ну и во всякой другой дряни!

— Спасибо. Зайду как-нибудь на неделе. Угу. – я лихорадочно закивал, продолжая держаться за книгу, словно утопающий за спасательный круг.

— Спасибо тебе, Греллька! Знал бы ты как тут скучно. Сидишь весь день один. Только малышня какая-то прибегает, пленками столы забросают, а мне разбирай. Лентяи! – последнее слово Натан уже прокричал в сторону распахнутой двери. – Вот нет, чтобы прийти и аккуратненько поставить все на полку. А ты, Грелльчик, оказывается очень милый и старательный мальчик. А я считал тебя странным лентяем.

Мальчик? Странный? Это я то? На себя посмотрел бы!

После этой душераздирающей тирады хозяин сего пыльного королевства забрал из моих рук пленку, сел за стол и начал разбирать завалы, созданные сотрудниками департамента. При этом он мирно попивал чаек и делал какие-то пометки в документах.

— Натан, а что ты делаешь со всеми этими пленками?

— Сверяю все попавшие за день в библиотеку пленки с планами смерти на этот день. Они должны совпадать. Ни на одну больше, ни одну меньше. Если эти данные расходятся, значит, кто-то из диспетчеров допустил ошибку. – библиотекарь оторвался на мгновение от своей работы, улыбнулся и посмотрел на меня так, что возникло желание выбежать отсюда с диким воплем. – А ты, Грелльчик, заходи почаще, не стесняйся. И не забудь отметить в книге количество пленок и расписаться.

Натан ткнул пальцем в огромную книгу у входа в библиотеку. Каждый жнец, который приносил пленки, должен был зарегистрировать каждую из них в соответствующем журнале и отметит время, когда пленки попали в библиотеку. И вся эта система создана лишь с одной целью – не упустить ни одной души.

В ответ я пробормотал что-то невразумительное, быстро зафиксировал всю нужную информацию в книге и, стараясь как можно прелестнее улыбнуться, быстро ретировался из библиотеки. Жуткое место. К тому же, мне необходимо было написать отчетик для Уильяма, чтобы был повод заглянуть к нему.

***

Вот такой, полный нежных чувств касательно моего ненаглядного строгого начальника, я и добрался до своего уютного, пестрящего восхитительными алыми оттенками, кабинета. Достав из стола бланк, я быстро состряпал отчет, состоящий из нескольких шаблонных предложений. Затем сунул его в папку и тут же порхнул к шкафу, за дверцей которого скрывался небольшой гардероб – несколько нарядов, самая необходимая косметика и, конечно же, зеркало в полный рост.

Взгляд зеленых глаз быстро скользнул по отражению в зеркале. Я же не могу предстать перед моим Уилли, если недостаточно прекрасен для этого. Хотя, разве могу я быть недостаточно хорош? Я же великолепен! Даже скучная похоронная форма жнеца, которую мы до сих пор обязаны носить, не может меня испортить. Ну и если уж говорить начистоту, то я никогда не одевался совсем по форме. Модные туфли на шпильках не подходили под дресс-код, но зато подчеркивали изящность красивых лодыжек. Мои брюки многие посчитали бы слишком узкими. Но разве можно прятать такие длинные стройные ножки под скучными унылыми тряпками? Приталенная блузка темно-красного цвета подчеркивала тонкую талию. Легкий макияж придавал милому личику больше яркости.

— Свет мой зеркальце скажи, я ль на свете всех милее? – обращался я к собственному отражению, задорно смеясь. – Хотя какие тут могут быть вопросы? Конечно же, я!

В довершение, я звонко чмокнул в губы собственного зеркального двойника и полный энтузиазма выбежал из кабинета, прихватив папку с отчетом.

В приемной Уильяма как всегда находилась его личный секретарь Анжела Фокс. Весьма привлекательная девушка с длинными рыжими волосами и пышными женственными формами. Даже не знаю, что меня в ней больше раздражало – пухлые губы, узкие модные очки в красной оправе или то, что она на протяжении всего рабочего дня находилась рядом с моим Уильямом. Девушка стучала своими чудными пальчиками по клавиатуре, выполняя очередное поручение требовательного начальника. А над ней уже навис «злой рок» по имени Рональд Нокс, самопровозглашенный казанова всего Лондонского департамента. Нес он Анжеле какую-то чушь о том, что он – ее судьба и их свели Высшие Силы. Какая банальщина. Рона и столетия не изменили. Мог бы выучить уже фразы и пооригинальнее. Судя по выражению лица девушки, она была со мной полностью солидарна. Учи-учи тебя, Нокс, а толку никакого.

Заметив мое присутствие, секретарша оторвалась от монитора компьютера и посмотрела на меня так, словно молила о помощи. И я ее понимаю.

— Мистер Сатклифф! – вскликнула она. – Вы с задания? Отчет принесли? Начальника сейчас нет. Давайте его мне.

Девушка протянула руку, и я отдал ей папку с отчетом, который, судя по всему, писал зря, ведь Уилли увидеть не удалось.

— Уильяма нет? Случилось что-то серьезное? – спросил я с еле уловимыми нотками волнения в голосе.

— Нашего доблестного руководителя вызвали в Совет. Срочно! – заявил Рональд, поучительно поднимая указательный палец на последнем слове. – Поговаривают, что он будет представлять Великобританию на какой-то важной международной конференции. А это означает, что Его Величество мистер Спирс покинет департамент где-то на неделю. Свобода! – Нокс подпрыгнул и покрутился по приемной в каком-то импровизированном танце, что опять-таки не придало ему баллов в глазах мисс Фокс. – Устроим вечеринку!

В общем, пока Ронни триумфовал (а как еще описать его эйфорию?), я боролся с подступающими к глазам слезами. Целая неделя без моего Уильяма. Пустая постель, холодные простыни, одинокие вечера в его просторной квартире. Как же мне прожить все это время без его надежных сильных объятий? За последнюю сотню лет я перестал представлять себе мир без этих ледяных глаз. Все больше вечеров мы проводим вместе. Все больше моих вещей перемещались в квартиру Уильяма. И так, пока мой собственный дом не стал для меня окончательно чужим и пустым. В конце концов, шкафы и полки в моей квартире опустели, а в доме Уильяма то тут, то там стали появляться вещи различных оттенков красного. Ванную заполнило множество косметических средств. Даже темную спальню украсило шелковое алое постельное белье. Что самое удивительное, Уильям не протестовал против подобных перемен. Думаю, он достаточно изучил меня, чтобы понять, что я могу жить лишь в окружении алого. В результате, у нас появилось собственное уютное гнездышко.

***

— Сэмпай! – вывел меня из прострации голос Рональда. – Согласись, что это просто сногсшибательная девушка!

Рон уже тащил меня по коридору, то и дело, оглядываясь через плечо в сторону двери, за которой осталась стучать по кнопочкам клавиатуры его несбыточная мечта.

— Еще бы! – скептически хмыкнул я в ответ. — Ты на эту рыжую бестию уже полгода слюни пускаешь, если не больше, а она все тебя отшивает.

— Я буду не я, если завтра она не пойдет со мной на вечеринку!

И где я это уже слышал? Да когда он уже поймет, что такая девушка никогда не обратит на него внимания. Ее интересуют мужчины, подобные Уильяму. Что меня и пугает.

— Желаю успехов! – как обычно взбодрил я своего бывшего стажера задорной улыбкой.

Так я и не заметил как, задумчиво следуя за Роном, оказался в кафетерии. Парень уже набрал полную тарелку сэндвичей и тащил меня в сторону столика, за которым сидели Эрик с Аланом. Перебирая каблучками, я спешил за диспетчером, стараясь не пролить свой травяной чай.

— Эрик-сэмпай! Алан-сэмпай! – восторженно прокричал Рональд, пробираясь к намеченному столику. – Здравствуйте!

— Привет. – необычно унылым для себя тоном буркнул я приветствие.

— Добрый день. – как всегда вежливо прозвучал голос Хамфриса. Он кивнул Ноксу и тут же перевел на меня немного взволнованный взгляд. – Что случилось, Грелль? Уильям снова тебя отчитал? На задании что-то пошло не так?

— Или ты обнаружил, что левый глаз накрашен сильнее правого? – Эрик громко расхохотался, с завидным аппетитом поедая какое-то расчлененное зажаренное животное, что лежало перед ним на огромной тарелке. – А может ноготок сломал?

Рональд залился звонким смехом, вторя собеседнику, которого уже вовсю пихал локтем в бок, недовольно хмурясь, Алан.

— А как там твоя прелестная стажерка, Грелль-сэмпай? Как Лола? – Нокс захихикал, отправляя в рот очередной бутерброд. — Такая красотка! Повезло Вам.

Да уж. Повезло, так повезло! Интересно, как долго ты бы смог терпеть эту блонду, Ронни?

— Нормально, — «красноречиво» ответил я, пытаясь не начать лекцию на тему: «Какая же она невыносимая!» — Во всяком случае, умеет держать косу и знает куда бить. Я отпустил ее на сегодня и вернулся в офис, чтобы подготовить отчет.

После этой фразы на меня уставилось три пары удивленных глаз.

— Ну и что вы все так на меня смотрите? Будто только вы занимаетесь делом! Я тоже не ногти на рабочем месте крашу! Ну, во всяком случае, не всегда.

— Просто, как правило, это твои стажеры за тебя пишут отчеты, Грелль, — заговорил Алан. По его интонации было ясно, что он очень тщательно подбирает слова, чтобы я не воспринял это за оскорбление.

Все-таки Аланчик очень милый. Может он и прав. Но отчасти лишь! Хотя ладно. С самим собой я-то могу быть честным. Я всегда брал под свое попечительство стажеров, чтобы было на кого скинуть бумажную работу. Я актриса, в конце концов, и не создан для этой нудной писанины!
Вот только объяснять коллегам, что на этот раз мой гениальный план провалился, я не собирался. К тому же, я вообще не уверен, умеет ли она писать. А если и умеет, то наверняка неграмотно. Поэтому гораздо легче написать этот пресловутый отчет самому, чем пытаться объяснить Лоле как это делается, а потом исправлять ее ошибки. Короче, я молча вернулся к мирному попиванию чая.

— И это твой обед? – выдал Эрик, остановив взгляд на моей кружке.

— У меня диета. – буркнул я в ответ, недовольно надув напомаженные губы.

– Да какая еще диета? Совсем дистрофиком хочешь стать? Съел бы что, пока не исхудал.

— Ты хочешь сказать, что у меня плохая фигура?!

Помню, что при последних словах я резко вскочил и сжал кулачки. Кажется, у меня даже от обиды затряслись губы. Как можно такое сказать было о прекрасной леди?!

— Да успокойся ты, тигрица. – Эрик выставил руки вперед, чуть отшатнувшись от меня. – Я же шутил.

— Грубый неотесанный мужлан!

Резко развернувшись, я быстрым шагом пошел вон из кафетерия. За моей спиной до меня все еще доносился разговор троих жнецов:

— Ишь, какая кисейная барышня. — первым прозвучал баритон Слингби.

— Эрик, да ты можешь быть хоть капельку тактичнее и думать о чем говоришь! – отозвался Алан.

— А что я такого сказал-то?

— Ты же знаешь, как щепетильно он относится к своей внешности, Эрик-сэмпай. – протянул Рональд.

— Совсем шуток не понимаете. Зануды вы.

Все последующие часы своего рабочего дня я провел сидя в удобном кресле с закинутыми на стол ногами и поправлял свой маникюр, то и дело, посматривая на часы. Стоило стрелкам указать на шесть часов вечера, как я тут же сорвался с места и побежал первым к выходу, даже не потрудившись захлопнуть за собой двери кабинета.

***

Обычно дорога от офиса до квартиры Уильяма занимала около пятнадцати минут. Но сейчас я преодолел ее минут за пять, несясь на всех порах в сторону элитного дома в центральном квартале и не жалея своих каблучков.

Ступени, затем длительный подъем в лифте, коридор, и я наконец-то стоял напротив родной двери. Ручка, как всегда, слегка скрипнула при нажатии. Единственный, пожалуй, недостаток этого дома. Квартира встретила свою «хозяйку» умиротворенной тишиной и спокойствием.

В прихожей уже стоял собранный чемодан. Я до последнего надеялся, что слухи окажутся ложными. Но твоя организованность, Уильям, разбила мои последние надежды. Я всегда поражался педантичности и собранности своего любовника. Как же он умудряется всегда и везде быть вовремя, все делать вовремя, ничего не забывать? Для меня это загадка. Как и то, что он способен жить с таким безалаберным и неответственным существом, как я.

Из кухни доносился еле уловимый аромат кофе. Ты просто великолепно готовишь кофе, милый мой. Признаться честно, никогда не пробовал ничего вкуснее, чем приготовленный Уильямом завтрак. Иногда заставлял себя встать вовремя только для того, чтобы получить чашку горячего бодрящего напитка из его рук.

Я продолжал идти по коридору не спеша, намерено оттягивая тот момент, когда смогу тебя обнять, Уильям. Зачастую я бываю резким и спонтанным, но только не тогда, когда речь идет о тебе. Оттягивать этот сладостный момент очень приятно. Знать, что ты наконец-то рядом и сейчас сожмешь меня в своих мощных руках.

Двери в спальню были полуоткрыты. Задернутые темные шторы создавали в комнате полумрак. Я заметил пробивающуюся под дверью в кабинет полоску света. А это значит, что ты там, милый мой.

Неслышно приоткрыв двери, я увидел фигуру Уильяма, которая четко очерчивалась на фоне постепенно темнеющего неба. Красивый мужчина. Мой мужчина.

Я подошел к нему сзади и обвил руками талию, прижимаясь всем телом. Это уже превратилось в своеобразный ритуал. Никаких слов. Наши приветствия всегда молчаливые. Я всегда любил то, что с тобой есть о чем помолчать, Уильям.

Какое-то время мы просто стояли посреди кабинета. Я обнимал его, а он поглаживал пальцами мои ладони. В конце концов, я решился задать терзающий меня вопрос. Знаю, что это глупо, ведь я видел уже в прихожей собранный чемодан. Но я могу себе позволить быть глупеньким. Мой имидж мне это позволяет. И ты знаешь, что я никогда ни во что не поверю, пока не услышу это из твоих уст.

Стоило мне лишь приоткрыть рот, как Уилл резко обернулся. Его объятья – это плен, из которого так просто не вырвешься. Но и желания такого возникнуть просто не может. Нет более безопасного места для меня, чем рядом с тобой, в твоих руках. Прежде, чем хоть одно слово сорвалось с моих губ, их запечатали требовательным поцелуем. Сильные пальцы сжимали мои плечи до боли. Жесткие, но сладкие поцелуи. Грубые, но такие желанные объятия. Резкие, но в тоже время нежные касания.

Я почувствовал, что меня подхватили руки. Все считают тебя бесчувственной ледяной глыбой, Уилл. Но я знаю, что это не так. Я тебя хорошо изучил.

Меня бросили на кровать, на те самые красные шелковые простыни, что я подарил. Движения нетерпеливые, поцелуи быстрые и болезненные. Ты нервничал, Уильям. Не могу понять почему, но я и сам трусился в твоих руках в тот раз. Словно мы оба чувствовали, что во время твоего отсутствия должно произойти что-то из ряда вон выходящее. То, что нарушит привычное и такое полюбившееся течение нашей жизни. Отдавался я самозабвенно, наслаждаясь твоей властностью и грубостью, с упоением принимая тебя в себя. А ты в очередной раз дал мне понять, что я только твой, подчиняя своей власти мое тело. Но мне раз за разом становится яснее, что доказываешь ты это лишь себе. Я давно уже твой, Уильям. Ты приручил меня. Подчинил своей воле и физически, и морально. Я просто не способен больше существовать без тебя. И я могу лишь верить в то, что ты так же зависишь от меня, как и я от тебя.

На какое-то время я просто выпал из реальности. Отчетливо помню уже только, как мы лежали в постели. Уильям курил, перебирая пальцами мои волосы. Его это успокаивает, я знаю. Хотя сам Уильям, наверное, и не замечал, что каждый раз, когда его что-то беспокоит, он зарывается пальцами в мои волосы и с необыкновенной лаской их гладит, время от времени касаясь губами. А меня всегда успокаивало биение твоего сердца. Вот и в тот раз я лежал, положив голову на твою грудь, прислушиваясь к монотонным ударам.

— Когда ты уезжаешь? – решился спросить я, подняв на любимого робкий взгляд.

— Рано утром. Ты в это время будешь еще спать. – Уильям выдохнул облако серого табачного дыма, отдававшего ароматом ментола, и отложил сигарету.– Спи и постарайся завтра не опоздать на работу.

Его губы, коснувшиеся моего лба, стали словно сигналом ко сну.

2 глава:
Я проснулся резко от внезапно нахлынувшего чувства тревоги. Несколько секунд еще сидел на кровати и, часто дыша, смотрел на полоску яркого света, что просочилась в комнату сквозь тяжелые темные шторы. Придя в себя после быстро оборвавшегося глубокого сна, я кинул взгляд на будильник. В этот момент мне стало понятно происхождение того самого волнения. Ведь рабочий день начинался менее, чем через двадцать минут. Я, как ошпаренный, с визгом сорвался с кровати и побежал в ванную. Нужно было успеть принять душ, накраситься, привести в порядок волосы и выбрать что надеть. И на это все у меня было меньше двадцати минут! А ведь я обещал Уилли не опоздать сегодня. Холодный душ помог успокоиться и привести в порядок мысли. Свою роскошную шевелюру я причесал и перевязал лентой, на лицо быстро нанес неброский макияж и побежал в спальню к шкафу. Предстояло самое трудное — выбор наряда на сегодня. Время было на исходе. Недолго думая, я схватил то, что висело ближе всего — красные обтягивающие бриджи, черную маечку и красный приталенный пиджак в тон к штанам. Обувь выбрал удобную и без каблуков. Мне же еще нужно было добежать до департамента. Вы могли бы спросить меня, почему я попросту не перемещусь в свой кабинет. Ответ на это прост. Мы, жнецы, можем использовать телепортацию лишь для путешествия на Землю и обратно. В нашем мире это невозможно.

Оставалось в моем распоряжении каких-то минут пять. Я быстро открыл шторы, позволяя дневному свету наполнить комнату, и застелил кровать. Как бы сильно я не спешил, но оставить комнату в подобном состоянии не мог. Нет, раньше я бы именно так и сделал, но Уильям сумел приучить меня к определенным правилам элементарного порядка. Но даже после этого покинуть квартиру мне не удалось. Я уже бежал ко входной двери, когда заметил, что на кухне на столе меня ждал заботливо приготовленный завтрак: свежевыжатый апельсиновый сок и пара еще теплых круассанов.

Силы Смерти, Уильям, ты просто идеальный мужчина. Ты знаешь это? Я чуть не расплакался прямо над кухонным столом от нахлынувших чувств. Я же уже скучаю без тебя. И это первый день разлуки.

Залпом проглотив сок, я схватил один круассан и таки вылетел из квартиры, по дороге к работе глотая выпечку. Так быстро я еще не бегал даже от стаи разъяренных демонов. Когда я поднимался по парадной лестнице, то часы показывали 09.03. Ну… Можно сказать, я почти успел. Теперь главное было добраться до кабинета, не наткнувшись на заведующего каким-нибудь отделом.

— Стойте! Подождите меня! — закричал я закрывавшимся в паре метров от меня дверям лифта. Как ни странно, они действительно открылись и я, забежав внутрь, врезался в нечто.

Нечто оказалось весьма высокого роста, чуть повыше Уильяма, стройное и в меру накачанное. Это можно было заметить наметанным глазом даже через костюм. А костюм был строгий и черный, словно из гардероба моего Уильяма. Лишь красный галстук нарушал общий "правильный" стиль. Подняв взгляд, я увидел смуглое благородное лицо с точеными чертами. Черные волосы сначала показались мне короткими, но на самом деле по длине они почти были на ровне с моими, собранные на затылке в тугой хвост. Незнакомец смотрел на меня из-под очков в тонкой металлической оправе так, что у меня подкосились ноги. Ощущение было гипнотическим.

Пара крепких рук не позволила мне упасть и придержала, схватив за плечи.

— Вы не ушиблись, мисс? — прозвучал наконец-то низкий бархатистый голос. Я лишь приоткрыл рот, чтобы ответить, но все слова вылетели из моей не в меру ветреной головы. Какой красивый мужчина. Он так похож на моего Уильяма. Ну вот, я в очередной раз вернулся к мыслям об Уилли. Стало невыносимо тоскливо.

— Леди, Вы в порядке? — снова услышал я приятный тембр. — На какой Вам этаж?

- Я… Со мной все отлично, — кивнул я и принялся теребить алый локон, стараясь скрыть легкое волнение. — Третий этаж.

Таинственный брюнет нажал на кнопку и лифт тронулся с места. Находиться в таком тесном помещении с незнакомым мужчиной, который пристально меня рассматривал, было весьма неуютно. А ведь еще какую-то сотню лет назад я был бы счастлив оказаться в подобной ситуации. Иногда я с откровенным ужасом и отвращением вспоминаю собственную бурную молодость. Тому положению, которое мне посчастливилось занимать сейчас, я обязан лишь Уильяму. Каких же усилий ему стоило превратить не более чем третьесортную шлюху в личность, которую уважают. Не хочу даже представлять, где бы я сейчас мог оказаться, если бы не он. Когда я был еще простым неответственным диспетчером, весь департамент был уверен, что меня не увольняют лишь по той причине, что я лег под Уильяма. Различные слухи тогда ходило о нас. В то время у меня действительно было множество любовников, как среди служащих отдела, так и вне его. Мне даже не удавалось их всех запоминать. Случайный секс, беспорядочные связи... Вот только с самим Уиллом ничего не было. Тем не менее, он продолжал упорно отыскивать меня на съемных квартирах, в дешевых барах. Он приносил меня домой, так как зачастую я тогда уже был не в состоянии идти сам, отмывал, одевал в чистую одежду и ждал. Он ждал моего пробуждения, а затем следовал длинный монолог, основными темами которого были: "Грелль, ты сам себя не уважаешь" и "Нельзя спать с кем попало, прыгая из постели в постель". Несколько раз дошло даже до рукоприкладства. А я был готов бросить все и всех в один миг, если бы он только сказал, что нуждается во мне. Может, я и дурак, но не нашел другого способа привлечь внимание всегда безразличного ко мне мужчины, кроме как вызвать его ревность. Уильям всегда был и останется собственником. И в итоге я живу с ним, в его квартире, и знаю, что Уилл размажет по стенке любого, кто посмеет прикоснуться ко мне. Отныне право касаться меня есть лишь у него и любого другого, кто позволит себе лишнее, я вполне могу и убить.

Смуглый парень в лифте, несмотря на внешний лоск и аристократизм, произвел на меня не лучшее впечатление. Его взгляд, пронзительный и изучающий, бесстыдно скользил по моей фигуре. Чувство было такое, что меня облапывают глазами. Нет, эти глаза не могли принадлежать достойному жнецу. «Альфонс» — сделал я для себя вывод, с вызовом лишь на мгновение поймав взгляд незнакомца перед тем как выйти из лифта с гордо поднятой головкой и надеждой никогда больше не столкнуться с этим типом.

***

К счастью, до своего кабинета я сумел добраться, не встретив никого по дороге. Но стоило мне переступить порог и сесть в кресло, как двери с грохотом открылись, и внутрь влетел какой-то вихрь всех цветов радуги. Этим бедствием оказалась не кто иная, как Лола.

— Грелль! — девушка приземлилась на край моего стола, закинув ногу на ногу. Если учесть тот факт, что на ней была мини-юбка, больше напоминающая пояс, то зрелище, в принципе, было достойное. Рон бы уже дар речи потерял, вот только меня эта барышня не волновала ни капельки. — Мы пойдем снова на задание вместе?

Глаза Лолы горели азартом. Силы Смерти, снова проводить время с ней наедине. Уж лучше написать с десяток отчетов, честное слово. Я стал быстро копаться в папках на столе в поисках чего-нибудь простого. Такой миссии, с которой даже она справилась бы без присмотра. И я нашел отличный вариант. Небольшой семье судилось погибнуть через несколько часов от отравления. А виновником этого события в скором будущем стать должен был их повар, подсыпавши яд в еду. Что там повар с хозяевами своими не поделил, я вычитывать не стал. Просто достал из папки карту памяти, приложенную к делу, и протянул Лоле:

— Вот. Держи. Это твое задание. Вся нужная информация о клиентах есть на этой карте. Отправляйся на Землю и приступай к выполнению. Если справишься как надо, я поговорю о том, чтобы строк твоей стажировки сократили.

Девушка довольно завизжала, выхватила карту из моих пальцев, и, сумев на этот раз таки чмокнуть меня в щеку, выбежала из кабинета. Не успел я и в чувства прийти, как зазвонил телефон. Я нажал кнопку и услышал голос Анжелы:

— Грелль, через пять минут совещание. Быстро иди в зал заседаний.

Звонок оборвался на этом. Ну вот. Заседание означало, что снова случилось что-то важное и, возможно, неприятное. Стоит тебе уехать, Уильям, как тут же в департаменте начинается хаос.

***

Я спокойно вышел из кабинета и направился в сторону зала заседаний, даже не подозревая о том, что ждет меня в скором будущем. Как всегда, я явился последним из оперативных сотрудников. В зале уже собрались многие работники Департамента. Отсутствовали лишь стажеры, младшие специалисты технического и медицинского отделов, а также диспетчеры и агенты, которые в это время находились с заданиями на Земле.

Неразлучная парочка Эрик и Алан уже устроилась на диване в углу, рядом с ними стоял Нокс, со скучающим видом облокотившись о стену, и смотрел куда-то в окно так, словно мечтал сквозь него вылететь. Более свободно чувствовали себя здесь привыкшие к подобным собраниям спецагенты, основная работа которых состояла в проведение расследований, шпионаже и слежке на благо родного департамента. За огромным круглым столом я заметил одних из лучших агентов нашего отдела — Ричарда Лайта и Майкла Теру. Напарники. Сколько помню себя на службе организации «Несущие смерть», эти двое все миссии выполняли вместе. Они казались такими разными. Слегка взъерошенные, черные как смоль волосы до плеч, идеальный черный строгий костюм, очки в неизменной черной оправе и лицо, которое, казалось, не знает улыбки. Майкла уважали и побаивались почти все сотрудники отдела. И не удивлюсь, что частично этому способствовало так же и его сходство с грозой всех жнецов мистером Спирсом. Рядом с Теру русоволосый Ричард, одетый в светлые джинсы и белую рубашку, с живой мимикой и очаровательной улыбкой, казался полной противоположностью своему напарнику. Только вот за не первую сотню лет работы в департаменте я хорошо усвоил, насколько обманчивой может быть внешность. За этим милым личиком и располагающей улыбкой скрывался не менее безумный и жадный до крови убийца, чем я. Возле Майкла сидела темноволосая девушка строгой классической красоты. Ее одежда была прикрыта белым медицинским халатом, а на столе уже были приготовлены блокнот и ручка для записей. Всем своим видом она демонстрировала уверенность и ответственность. Имя этой леди Натали Блек. Натали или, как я обычно называю ее, Нати, занимает должность главврача департамента и соответственно является заведующей медчасти. Не раз мне уже приходилось полагаться на ее умение и профессионализм. Еще одной колоритной фигурой на данном мероприятии был Бенджамин Бейн, заведующий техническим отделом. Бенджамин — худой парнишка в огромных очках-гоглах, скрывающих половину его лица, мешковатых джинсах и белой футболке, что была велика ему на несколько размеров. Он, ни на секунду не отрывая глаз от монитора собственного ноутбука, продолжал что-то печатать, при этом абсолютно не обращая внимания на коллег.

Стоило мне только сесть за стол, удобно устроившись в кресле в вальяжной позе, как двери за моей спиной с жутким грохотом распахнулись. Обернувшись, я не поверил своим глазам. В зал заседаний вошел тот самый неприятный тип, которого я встретил в лифте. Он с хозяйским видом молча прошел к центральному месту за столом, где обычно сидел Уильям, и оперся руками о столешницу, чуть наклонившись вперед. Брюнет изучающе и с нескрываемым презрением осматривал застывших на своих местах от изумления сотрудников департамента. Выражение его лица было таким, словно перед ним рой отвратительных насекомых, а не жнецы передового департамента.

— Мое имя Диего Эскобар, — заговорил незнакомец. — На время отсутствия вашего начальника Уильяма Т. Спирса, я буду выполнять его обязанности, — после недолгой паузы он продолжил. — Честно признаться, вы меня разочаровали. Я много слышал о мистере Спирсе как об образцовом жнеце и руководителе. От его сотрудников я ожидал большего.

Эскобар неторопливо расхаживал по залу, пристально изучая взглядом каждого нового подчиненного, а я тем временем негодовал от злости и изо всех сил заставлял себя не наброситься на этого нахала и не разорвать в клочья, не жалея дорогого маникюра. Да что этот подлец о себе возомнил!

А он все продолжал осыпать презрительными взглядами моих коллег по цеху, задержав взгляд на Роне и Ричарде. Хорошо хоть Лолу я вовремя отправил на Землю. Такое зрелище сейчас было бы излишне.

— Никакой дисциплины! Даже элементарные требования к внешнему виду не соблюдаются сотрудниками! Это просто недопустимо! — никак не унимался Эскобар.

Наконец, подошла очередь неизбежного. Надо мной навис мой новый шеф. Стараясь не высказать своего негодования, я "надел" на лицо такую прелестную улыбку, на какую только был способен. Затем решительно поднялся, выпрямляя длинные ноги. В таком положении мы слишком близко находились друг к другу. Наши лица почти соприкасались, я очень четко чувствовал на своей коже его дыхание. Отвращение. Вот какое чувство переполняло меня в тот момент.

— Мало того, мисс, что Вы опоздали на работу, так еще и явились в непотребном виде. Считаете себя исключительной?

— Мистер, — коротко ответил я, нагло ухмыляясь. Не хватало мне еще оправдываться перед этим иностранцем.

— Простите, что?

— Правильно обращаться ко мне не "мисс", а "мистер". Мистер Сатклифф.

— Ах, вот оно что! Ну, теперь все ясно. Наслышан о Вас.

— Обо мне уже сплетни ходят? — промурлыкал я, войдя в образ и уже во всю хлопая ресничками временному начальнику. — Я становлюсь все более знаменитым!

— Не радуйтесь раньше времени, Сатклифф. Это не та слава, которой следует гордиться, — отрезал Диего и развернулся резко, направившись к двери. Еще лишь на мгновение он задержался, кинув напоследок: — Возвращайтесь к своим обязанностям! И чтобы завтра все были одеты по форме!

"Большое начальство" удалилось в свои апартаменты, а мы еще какое-то время сидели в ступоре, переваривая поток свалившейся информации. И лишь Рональд изрек всеобщую мысль, коротко огласив в тишину:

— Накрылась наша вечеринка.

***

Не успел я дойти до родного кабинета, как по дороге встретилась Лола. Говоря по правде, в тот момент я был так взволнован, что даже не удивился тому, что она так рано вернулась с задания.

— Грелль! — махала она мне рукой и подзывала к себе. — Я все сделала!

— Как прошло? — спросил я, когда подошел к девушке. — Не вижу пленок. Ты их уже отнесла Натану?

— Нет! — выпалила она, одним словом повергнув в шок. — Я не стала забирать души той семьи. Я их спасла! Отобрала у повара яд. Он даже не заметил. Правда, классно?

В тот момент я многое хотел сказать Лоле, но получилось лишь невпопад жестикулировать.

— Замолчи! Иди к себе. И не смей оттуда вылазить, пока я не вернусь! Тебе ясно?! — все-таки сорвался я на крик и уже даже замахнулся для удара, но лишние глаза заставили меня опустить руку.

Нужно было спешить. Пока никто не заметил ошибки. Провал стажера — это провал и его куратора. Если этот случай всплывет, то достанется в первую очередь мне. Я столько работал ради этой должности и не мог позволить какой-то блондинке в одночасье все испортить.

***

Передо мной стоял белый домик с будкой для собаки, двойным гаражом и белым заборчиком. Мечта прилежного семьянина. Можно было, конечно, просто переместиться внутрь, но слишком много эмоций накопилось — тоска по Уильяму, злость на Лолу, ненависть к Диего. Теперь простая лондонская семья должна была расплатиться за мой неудачный день.

Входной замок оказался заперт. Но это для Смерти не преграда. Я нажал на дверную ручку с силой, и она с легким скрипом приоткрылась. Конечно, по уставу Смерти также положено приходить незримо, но сейчас был как раз тот редкий случай, когда это не имело значения. Я кожей чувствовал те жизни, что мне необходимо было оборвать. Эти люди были в планах смертности на этот квартал, и теперь они должны были любым образом умереть. На Земле в то время уже стоял поздний вечер, и это было мне на руку. Наличие лишних свидетелей оказалось бы фатальным.

— Девушка! Вы кто? — услышал я голос хозяина дома, войдя внутрь. — Что Вы здесь делаете? Вы ошиблись домом, вероятно.

Мужчина стоял в холе, уже одетый в пижаму, в его руках была бита. Взволнованная женщина находилась чуть поодаль на лестнице, наблюдая за происходящим. Судя по всему, услышав шум, люди подумали, что в их дом пробрался вор. Но, увидев меня, они явно успокоились. Конечно, ведь элегантно одетая красивая "девушка" в их мире не могла ассоциироваться с опасностью. Как же люди наивны.

— Нет, я не ошибся, — спокойно проговорил я в ответ. В конце концов, для меня это все обыденно. Из ниоткуда в моих руках появилась бензопила, и люди замерли от ужаса. — Я бог смерти. Мое имя Грелль Сатклифф. Из-за непредвиденной ошибки моей коллеги ваша смерть не была естественной, поэтому я пришел исправить ошибку и скосить ваши души самостоятельно.

Женщина завизжала, словно свинья, и побежала вверх по лестнице. Мужчина же, в жалкой попытке защитить свою семью, замахнулся на меня битой. Лишь усмехнувшись, я легко уклонился от удара. Еще мгновение — и мой клиент пригвожден к стене лезвием пилы. Живот вспорот, кровь хлещет водопадом, окрашивая все вокруг в чудесный алый цвет. Потрясающее зрелище.

На второй этаж я практически взлетел. Женщина пыталась спрятаться от меня. Как это глупо. От смерти не уйти. Крик, удар косы и тишина. Кровь на стене, на полу, на моей одежде, в волосах. Касаясь языком губ, я чувствовал ее привкус. Он будоражит мое сознание, распаляет страсть. Осталась еще лишь одна жертва. Маленький мальчик лет десяти на вид сладко спал в своей кровати и видел сны, даже не подозревая, что его родители мертвы, а рядом с ним на кровати, ласково поглаживая его темные короткие локоны, находилась сама Смерть. Мальчик заворочался во сне и открыл большие любопытные глаза, устремив их на меня.

— Тетя, ты ангел? — услышал я в свой адрес тоненький детский голосок.

— Да, — тихо отвечаю, продолжая гладить ребенка по волосам. — Я пришел за тобой.

— А мама и папа с нами поедут?

— Да. Они тебя уже ждут.

Прости, малыш, но ничего хорошего я для тебя сделать не могу. Еще один быстрый удар. Я старался сделать его как можно безболезненнее. Еще одна книга в моих руках и работа окончена. Можно возвращаться в департамент. А о зверстве, произошедшем в этом доме, люди будут говорить еще долго, безрезультатно пытаясь найти жестокого убийцу.

***

Вернувшись в департамент, я сразу пошел в библиотеку, не обращая внимания на то, что от крови волосы слиплись, а одежда стала влажной. Коллеги к этому уже привыкли. Да и наткнуться на Лолу не было ни малейшего желания, как и читать ей нотации. Пусть еще посидит, понервничает в неведенье. Так что я уверенно топал к Натану.

Такого в нашей библиотеке, пожалуй, никогда еще не было. Натан сидел за столом с необычно серьезным и удрученным для него видом, а над ним хлопотала Натали. Она пыталась забинтовать парню голову, а он отворачивался, заверяя ее, что у него уже ничего не болит. Я подошел к ним, оставив за собой от самой двери шлейф кровавых пятен. Заметив это, Натан тут же подскочил и прокричал в мой адрес:

— Ты что себе позволяешь?! Это тебе не морг! Так... – к моему счастью, библиотекарь не договорил, застонав и схватившись за голову.

— Что произошло? — спросил я, переводя взгляд с Грея на Нати. — На тебя кто-то напал в библиотеке, Натан?

— Кто-то пробрался в секретный архив библиотеки, — ответила Натали, таки пересилив упрямство Грея, и забинтовывая его голову. — Оглушил Натана и каким-то образом взломал замок.

Как же так? Мне всегда внушали, что замок на дверях архива невозможно сломать. Да и все-таки Натан далеко не слабак. Я давно заметил, что он очень тонко чувствует окружающий мир. Как же удалось кому-то к нему подкрасться сзади и так легко вырубить?

Держа в руках пленки, я направился вглубь библиотеки, откуда доносился гул голосов. Необходимо все выяснить. Как подобное могло произойти в нашем департаменте?

Возле неприметного входа в архив, в самом конце огромного помещения, уже собралось куча народу. Парни из технического отдела притащили сюда кучу аппаратуры и искали улики. Немного в стороне с важным видом стоял Диего, наблюдая за происходящим. Возле техников крутились Ричард и Майкл, задавая вопросы и помогая с осмотром.

— Мистер Сатклифф! Что это Вы здесь делаете, да еще и в таком виде? — услышал я голос Эскобара. Он пристально на меня смотрел, чуть приподняв брови. Видимо, мой внешний вид его поразил. А еще жнец. Тоже мне.

— Я работал, — прозвучал мой лаконичный ответ.

В подтверждение, я продемонстрировал пачку пленок.

— Не удивляйтесь, мистер Эскобар. Брат почти всегда в таком виде возвращается с заданий. Его не зря считают лучшим бойцом нашего департамента.

Из-за одного из стеллажей показалась высокая хрупкая фигурка. Длинные стройные ноги обуты в красные ботинки на низком каблуке. Классический серый костюм подчеркивал изящный стан, блуза с жабо придавала образу изысканности. Довершение образа — дорогая брошь с крупным рубином, прекрасно оттеняющая короткие красные волосы. Издалека это красивое создание можно было принять да хорошенького юношу.

— Гвен! — с восхищенным криком я подхватил сестру на руки и покружил. — Ты вернулась уже из командировки?

— Конечно. Как я могла бросить любимого братика тут одного?

— Семейные нежности отложите на послерабочее время, — снова вмешался новый начальник. — Мисс Сатклифф, Вы сейчас единственный не задействованный специальный агент. Расследование поручаю Вам. При необходимости возьмите себе в помощь кого-то из диспетчеров.

С удивительно гордым видом Диего демонстративно пошел к выходу, напоследок окинув меня неоднозначным взглядом.

— Ну что, братик? Поможешь любимой младшей сестричке с расследованием? — Гвен хихикнула, хлопнула меня ладонью по плечу и взъерошила идеально причесанные волосы.

— Гвен! Силы Смерти, что ты творишь?! Ты мне испортишь прическу! — недовольно надув губы, я старался вернуть волосам первоначальный вид. – Помогу, конечно.

Сменив обиженную мину на улыбку, я обнял сестру. Как же я соскучился по ней. Думаю, теперь выносить присутствие Диего и отсутствие Уилла будет легче.

@темы: Yaoi, Grell, Fanfiction