11:50 

Обреченные

Malachite
При хорошей женщине и мужчина может стать человеком (с)
Название: "Обреченные"
Автор: Zverek (Malachite)
Бета: DraKoshka
Фандом: Kuroshitsuji
Пейринг: Себастьян/Сиель
Рейтинг: PG-13
Жанр: сёнэн ай, ангст, ченслэш
Размер: мини
Дисклеймер: главные герои принадлежат Toboso Yana
Статус: закончен
Предупреждение: ООС
Размещение: только с моего разрешения.
От автора: взгляд на события после 2-го сезона


Обреченные

Часть 1. Потерянные во времени


Прошел год с тех пор, как умер граф Сиэль Фантомхайв, обретя при этом новую жизнь в облике демона. Мальчик пока не свыкся с мыслью о том, что его путь будет бесконечно долог, да и вообще, подобные раздумья не приносили ничего хорошего, лишь нагнетали уныние. Открывшиеся перед маленьким лордом врата бессмертия пленили своими безграничными возможностями, но не приносили удовлетворения. Впервые в жизни он скучал об утраченных ценностях, казавшихся ранее незначительными. К сожалению, люди осознают, насколько дорого было то, что они имели, только после того, как потеряют это.
Сейчас Сиэль стоял на крыльце своего особняка в Лондоне и наблюдал, как Себастьян услужливо открывал перед ним дверь. Что привело сюда графа? Им двигало простое, еще не забытое человеческое чувство. Хотелось вновь побыть в стенах родного дома, ощутить тепло, давно утраченное в постоянных скитаниях по изменчивым мирским граням. Поскольку в свое поместье он вернуться не мог, то решил, что это место вполне способно послужить заменой.
Дворецкий слегка склонился, жестом приглашая войти, и мальчик переступил через порог. С глубоким вдохом спертого воздуха, никем не потревоженного все это время, нахлынули воспоминания о былых днях. Сиэль медленно поднимался по лестнице, направляясь в свой кабинет, а по пути стягивал с пальцев черную ткань, бросив ее под ноги. Слуга, тенью следовавший всюду за своим юным господином, подобрал перчатки и незаметно сунул их во внутренний карман пальто. Граф толкнул дверь в нужную комнату, без колебаний проходя внутрь. В ожидании хозяина весь особняк словно спал, укутавшись в белое покрывало, которое и сдернул мальчик с ближайшей софы. Облако пыли взметнулось в воздух, лениво оседая мутным кольцом. Сиэль опустился на мягкое сидение, вальяжно закинув ногу на ногу и одновременно опираясь одной рукой на трость. Грациозность сквозила в движениях юного Фантомхайва, ни на мгновение он не забывал о своем аристократическом происхождении, во всяком случае, пока рядом находился Себастьян.
- Милорд, будут ли указания? – меланхолично поинтересовался демон.
- Нет, можешь идти, - сдержанно распорядился граф и добавил, стараясь не обращать внимания на безразличие слуги: - Не думаю, что мы надолго здесь останемся.
- Как вам будет угодно, господин.
Отвесив очередной поклон, пропитанный холодностью, Себастьян скрылся из виду. Тихий отрывистый вздох слетел с губ, когда мальчик удостоверился, что не будет услышан, и позволил себе устало откинуться на спинку софы. Сиэль скучал еще об одном, хотя раньше не предполагал, что это когда-нибудь случится. Мысли занимало желание увидеть прежнюю улыбку дворецкого, еще хотя бы раз. Абсолютное подчинение приказам без былого озорства во взгляде оказалось слишком утомительно, хотелось любоваться всепоглощающим огнем, некогда угасшем на дне кровавых омутов, затянутых безликой пустотой. Граф прекрасно понимал причину глубокой тоски, изредка мелькавшей в глазах слуги. Себастьян скорбел по своему маленькому господину, оплакивал сухими незримыми слезами, которые никогда не увидит ни одно живое создание. Иногда графу даже казалось, будто он чувствовал боль своего дворецкого, когда тот бросал на него полный покорности взгляд. Пентаграмма начинала слегка покалывать, но стоило притронуться к скрывавшему ее веку, как ощущения исчезали, проваливаясь в темную бездну. Хотелось сказать что-нибудь в свое оправдание, свалить всю вину на Алоиса Транси за обращение в демона, за невозможность исполнить контракт, однако Сиэль воздерживался от подобных излияний.

На Лондон начинали опускаться сумерки, приглашая в крепкие объятия, которые не разомкнутся до самого рассвета, но графа не волновало происходящее за окном. Теперь время стало Сиэлю верным другом, превратившись одновременно во врага. Сейчас можно было вернуться по реке его неспокойных вод, чтоб забыться в постоянно преследующем воспоминании, которое невозможно вычеркнуть. Сомкнув пушистые ресницы, мальчик видел события прошлого, ставшие прекрасным сном, погружаться в который было одним удовольствием.

***
Оставив экипаж на обочине дороги, две фигуры скрылись в ночной мгле, которую пыталась рассеять полная луна. Вскоре они вышли к утесу, усыпанному розами. Волшебное сочетание белого и черного будто олицетворяло дихроматическую нить человеческой судьбы. В тот момент Сиэль думал, что один из цветов отныне исчезнет из его жизни. Он был прав, только в одном ошибся…
Граф почувствовал, как запястья коснулась рука в шелковой перчатке, скользнула к ладони и, обхватив ее, потянула вверх. Мальчик невольно поднял голову, встречаясь с взглядом проницательных гранатовых глаз. Демон внимательно смотрел на своего хозяина, словно старался запечатлеть в памяти каждую черту его лица.
- Господин, - обратился Себастьян, неожиданно целуя тыльную сторону ладони Сиэля. – Позвольте мне попрощаться с вашей душой?
Честь и долг для графа Фантомхайва превыше всего, и, желая отплатить демону хоть чем-то, он решил исполнить просьбу дворецкого. Тут же ладонь ребенка стиснули длинные пальцы, крепко сплетая их между собой, а другая рука легла на затылок, зарываясь в темно-пепельные волосы, ласково перебирая шелковистые прядки. Себастьян навис над Сиэлем, колени которого невольно задрожали, и он прогнулся назад. Не упал мальчик исключительно благодаря ловкости демона, умело поддержавшего удивленного господина. Дворецкий без промедления воспользовался кратковременным замешательством графа, только и сумевшего широко раскрыть налившиеся алым цветом глаза. Сравнивать ощущения Сиэлю было не с чем, но от палитры испытанных ярких чувств, всколыхнувших что-то теплое и приятное в груди, он едва не ослеп. Нечто странное, находившееся выше его понимания, согревало внутренности, растапливало выстроенную вокруг сердца ледяную крепость. Веки невообразимо потяжелели, поэтому мальчик не стал сопротивляться желанию их прикрыть. Мягкие губы Себастьяна уже беспрепятственно путешествовали по подбородку, осторожно прихватывая еще более бледную в свете луны кожу, лаская ее так нежно, как не смог бы ни один человек. Только Сиэль подумал, что сердце скоро вырвется из груди, ломая ребра, как демон отстранился от него, едва заметно улыбаясь, хоть и фальшиво. Мальчику с трудом удавалось дышать, но возмущение и укоры за неподобающее поведение растворились, когда он прочитал в глазах демона обреченность, неподдельную печаль и… сожаление.
Идти дальше самостоятельно граф был не в состоянии, потому дворецкий аккуратно поднял его на руки, шагая меж цветов, а Сиэль, повинуясь секундному порыву, провел ладонью по щеке мужчины, одаривая того улыбкой.
Порыв ветра сорвал с бутонов лепестки роз и закружил их в воздухе крупными спиралями, унося с собой эти мгновения из жизни мальчика.


***
Волшебные чары сновидения рассеялись вместе с приходом ночи. В комнате полноправно царила тьма, рассекаемая лишь узкой полоской бледного света, пробивающегося из-за неплотно задернутых портьер. Сиэль поднялся, бросая трость на софу, и подошел к двери, но за бронзовую ручку так и не взялся, буравя ее вместо этого взглядом, словно она могла открыться, повинуясь заветным мыслям мальчика.
Нестерпимо быть рядом с тем, кто являлся каждый раз в мире грез, стоило лишь в него погрузиться. Граф ждал, что, проснувшись однажды, он увидит рядом верного Себастьяна с улыбкой на губах. Бессмысленно.
Тонкие пальцы потянулись к холодному металлу, нерешительно обхватили ручку. Еще минута колебаний.
Сиэль четко знал о привязанности своего демона к его душе. Именно о ней тот всегда думал и оберегал. Раньше такая опека вызывала раздражение, а порой даже ярость, но сегодня хотелось вновь ощутить ту заботу.
Пальцы с силой сдавили металл, теперь на нем останутся вмятины.
Для Себастьяна маленький господин умер год назад, оставив на память нерасторжимый контракт, связавший его с капризным ребенком, служба у которого имела неограниченный срок.
Оставив в покое ни в чем неповинную ручку, Сиэль с тяжелым вздохом прислонился к двери спиной, блуждая опустошенным взглядом по потолку. Нет, он не в силах оставить гордость в пределах этой комнаты и перешагнуть порог. Еще одна проведенная в одиночестве и размышлениях ночь пополнит коллекцию графа.
Акт мести свершился, смыв пролитой кровью с чести семьи Фантомхайв все грязные пятна, и Сиэль чувствовал себя освобожденным от оков обязательств, но вместе с тем навсегда потерял шанс обрести покой. А ведь мальчик хотел лишь достойно отплатить демону за безупречную службу, отдать ему душу, которую тот так жаждал получить в свое распоряжение. Теперь ни один из них не в силах завладеть желаемым благодаря стараниям Алоиса. Граф ударил кулаком о дверь, едва не проломив ее насквозь.
- Я бы убил тебя еще раз, будь у меня такая возможность.
Сиэль обессилено сполз вниз, усаживаясь на пол. Где-то внутри еще теплилась надежда, что дворецкий примет своего господина таким, каким он стал.
- Впереди у нас целый океан времени, Себастьян. И я не собираюсь в нем тонуть, - прошептал мальчик в пустоту комнаты.

Часть 2. Совместное одиночество


Оставив маленького лорда в кабинете, дворецкий спустился в свою комнату. Закрыв за собой дверь, он еще долго стоял возле нее, внимая глухой тишине. Господин снова был встревожен, это не ускользнуло от чуткого слуха демона, но он не развернулся, не поторопился обратно, чтоб успокоить мальчика, как делал раньше, заваривая ему чай и балуя вкусными десертами, а просто застыл на месте, уставившись в пол потухшими рубиновыми глазами.
Спустя несколько минут оцепенения Себастьян подошел к широкому окну, отодвигая складки тяжелых штор, и присел на подоконник, бросив взгляд на стекло с собственным отражением. Дворецкий стянул зубами перчатку с левой руки, дотронувшись до гладкой прозрачной поверхности, словно хотел коснуться самого себя.
Его хозяин ныне был именно таковым. Всего лишь блеклым отражением. От графа остался только пустой сосуд, изо дня в день напоминавший о прекрасной душе, некогда наполнявшей его. Теперь же тот божественный нектар был отравлен дьявольским ядом, бегущим по венам мальчика. Но, черт возьми, запах, пьянивший Себастьяна и превративший в безропотного слугу, оставался таким же, как прежде: ярким, притягательным, дурманящим. Напиток, которого достоин только лучший, стал недосягаемым в один миг.
Демон страдал, его ощущения не понять ни одному смертному, но в своих муках он был не одинок. Дворецкий знал, что Сиэль искал покой в своих снах, всегда одних и тех же, но это существо, именовавшее себя его господином, поглотило самое ценное сокровище, бережно охранявшееся Себастьяном целых три года. Однако недоступная душа продолжала звать демона, отдаваясь едва ощутимыми пульсациями в печати на тыльной стороне ладони. Дворецкий поднес ко рту руку и нежно прильнул губами к пентаграмме, блаженно сомкнув веки.
Хозяин не позовет сегодня слугу, гордость будет разъедать молодого графа вечность, причиняя лишь боль, однако мальчик не расстанется с ней так легко. Слишком долго эта болезнь передавалась из поколения в поколение, чтоб закончить свое существование в последнем главе рода Фантомхайвов.
Да, душа Сиэля изменилась, но он по-прежнему оставался тем самым ребенком, мирно посапывающим во сне с приоткрытыми, слегка припухшими губами, с нервно трепещущими угольными ресницами и сжимающими подушку изящными пальцами. Иногда Себастьян не мог отказаться от удовольствия полюбоваться на такую милую картину без ведома графа. Забывшись, дворецкий позволял себе приблизиться и осторожным движением смахнуть нависшую на красивое лицо прядку волос, отливавших синевой ночного неба. Возможно, Сиэль чувствовал чужое присутствие и просыпался, но поблизости уже никого не было, потому он не придавал особого значения необычному ощущению.
После подобных визитов к господину демону становилось особенно гадко, внутри бушевало неудержимое пламя, жаждавшее получить частицу столь ароматного блюда, а горло безжалостно саднило.
Вероятно, Клод все же был прав, когда говорил об излишней привязанности, нарушавшей все границы дозволенного по отношению к мальчишке. В то время его слова казались смехотворными, большей глупости, чем влюбиться, Себастьян придумать не мог, однако все доводы рушились на глазах. Он был не в силах смотреть на Сиэля так же, как раньше, грудь сдавливала нечеловеческая боль, убивавшая все теплые чувства к графу, накопленные за время службы. Демон сам виноват в случившемся, ему не стоило затевать еще одну игру. В стремлении довести душу до совершенства Себастьян потерпел полное фиаско, забыв о своей первостепенной задаче. Он обязан был лучше охранять своего маленького господина. Всего за одну ошибку теперь приходилось расплачиваться собственной свободой - быть в вечном услужении у новорожденного демона. Невидимая цепь навсегда приковала слугу к хозяину.
Дворецкий мог выполнить все, что бы Сиэль не приказал, но только не то, чего так отчаянно желал мальчик. Улыбку Себастьян похоронил вместе с душой графа Фантомхайва, как когда-то поступил он сам на могиле родителей. Горькая ирония.
Демон взглянул на свою ладонь, не раз она незаметно тянулась к горлу ничего не подозревавшего господина, безмятежно расположившегося в кресле за чтением газеты, однако он останавливался, что-то внутри безжалостно скреблось и бунтовало, а рука замирала, не достигнув цели.

За окном стемнело, но мужской силуэт оставался неподвижен, одинокий в своем горе. Однако этажом выше находилось такое же существо, нуждающееся в поддержке и тепле, не желающее признавать этого. Возможно, стоило взглянуть на все по-другому, теперь их одиночество могло стать совместным. Ведь Сиэль всегда умело скрашивал серое существование демона, развеивая скуку очередными заданиями. Всегда можно начать все сначала, даже руины имеют шанс на восстановление.
- Да, мой лорд, вы правы, время теперь лежит под нашими ногами. И я буду тем, кто не даст вам утонуть в его безбрежных водах, - губы чуть растянулись в едва заметной улыбке.
Возможно, когда-нибудь настанет момент, и силы юного господина иссякнут в постоянной борьбе, тогда дворецкий придет к нему сам. Неважно, сколько еще потребуется времени: год, два или целое столетие, Себастьян дождется. Демон не жертва, он охотник, и не позволит своей добыче вновь уйти из его рук.
- Когда-нибудь, милорд… - шепот на выдохе.
Настанет их время.
Себастьян будет его ждать…

@темы: Ciel, Fanfiction, Sebastian

Комментарии
2011-02-02 в 12:54 

едешь и чувствуешь, что конь - это продолжение твоего тела...
:beg:
как всегда - восхитительно!
Каждая строчка берет за душу.. что-то ёкает в груди. Потрясающее чувство :kiss:

2011-02-02 в 13:10 

Malachite
При хорошей женщине и мужчина может стать человеком (с)
Loerte Suo, спасибо, что уделили время и прочитали. Безумно радует, какие чувства смог вызвать текст *мой поклон вам*

2011-02-02 в 17:56 

all the time in search...
Соглашусь с Loerte Suo, рассказ великолепен))) :inlove:
Malachite :red::red::red::dance2:

2011-02-02 в 18:41 

едешь и чувствуешь, что конь - это продолжение твоего тела...
Да у меня после прочтения творчества Зверька, как всегда одни эмоции :laugh: Просто сижу и улыбаюсь, вроде там так трагично все, но дается надежда.. А все страдания описаны так, что ты сам начинаешь ощущать их. Просто как-то на душе хорошо становится, потому что получил огромное удовольствие. Я не помню когда так еще было при прочтении какого-либо фанфика... И Себастьян и Сиель оживают. Картины настолько яркие, что будто смотришь спешл какой-то и веришь, что так оно и было. Так как я и люблю)

2011-02-02 в 23:20 

Malachite
При хорошей женщине и мужчина может стать человеком (с)
Leona~linda, вы меня смутили :shame: И спасибо за цветочки)

Loerte Suo, ваши слова, прям как бальзам на душу. От сердца аж отлегло)) Еще раз благодарю.

2011-08-24 в 23:00 

Снежнокрылый @нгелочек
Мило когда любовь с первого взгляда становиться любовью до последнего вздоха.
Супер!!!!!!!!!! Автор у Вас ТАКОЙ таллант!!! Вы так хорошо передали все чувства персонажей (но всёж ангста надо было побольше) Мне очень понравилось! Пожалуйста напишите продолжение...

2011-08-25 в 22:18 

Malachite
При хорошей женщине и мужчина может стать человеком (с)
Снежнокрылый @нгелочек, уж похвалили, так похвалили) Спасибо. Что до ангста в бОльшем объеме... ну не могу я писать совсем трагические вещи, не получается. А продолжение вряд ли появится, иначе дальше уж точно никакого ангста не будет :).

     

Kuroshitsuji Fans

главная